.RU

КОНЦЕПЦИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОЛЯ В КАЧЕСТВЕННОМ ИССЛЕДОВАНИИ - Общая редакция В. В. Козловского В. И. Ильин драматургия...


^ КОНЦЕПЦИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОЛЯ В КАЧЕСТВЕННОМ ИССЛЕДОВАНИИ

Феномен социокультурного поля. Ресурсы, культурная программа, язык, границы. Дискурсивное поле. Иерархия дискурсивного поля. Индивидуально-личностное поле как матрица качественного исследования.

^ Феномен социокультурного поля

Один из исходных методологических принципов, которых я при­держиваюсь в качественных исследованиях, связан с концепцией соци­окультурного поля. Она развивалась в социальной психологии приме­нительно к ситуациям непосредственного взаимодействия, но в принципе этот методологический подход применим и для анализа объектов любо­го масштаба: семьи, компании друзей, населения города, страны, про­цессов глобализации.

^ Социокультурное поле — относительно автономный участок соци­ального пространства, обладающий надындивидуальной реальностью, по­рождаемой прямым или косвенным (через организации) взаимодействи­ем людей. С одной стороны, это внешняя среда по отношению к изучаемым индивидам, а с другой — это среда, порождаемая и воспроизводимая этими же индивидами. В силу этого исследование фокусируется на личной ответственности каждого изучаемого индивида за воспроизводство реаль­ности, которую он рассматривает как внешнюю по отношению к себе.

Так, мода — это массовое явление, но его не понять, если не рассмат­ривать механизмы индивидуального поведения, воспроизводящего этот процесс. Мода не существует без ее носителей — индивидов, одержимых идеей конструирования своей идентичности современных и успешных лю­дей через потребление. Диктатура — это форма существования целого ряда социальных институтов, формирующих общество. Но диктатура не­мыслима без людей, вольно или невольно ее принимающих: одни казнят, другие боятся и подчиняются, третьи упреждают репрессии и бегут впе­реди желаний диктатора.

При таком подходе снимается традиционное деление социологии на макро- и микроуровни. В центре внимания оказывается феномен, изуче­ние которого я назвал бы социальным сопроматом. Суть его — в поис­ках ключа к пониманию жизни социальных институтов на уровне углуб­ленного анализа жизни индивидов. Отсюда важность глубоких интервью, включенного наблюдения и других способов сбора информации о пове­дении индивидов в социальных структурах.

Концепция социокультурного поля предполагает начинать анализ про­цессов с попытки понять специфику полей, в которые включены изучае­мые индивиды. Ключ к пониманию поведения людей лишь в некоторой

32

мере лежит в их индивидуальных характеристиках. Один и тот же чело­век ведет себя по-разному, попадая в разные социокультурные поля (ве­черинка, богослужение, футбольный матч, родная и чужая страна и т. д.). В то же время очень разные люди ведут себя схоже в однотипных социо­культурных полях.

Анализ социокультурного поля может вестись с помощью матрицы, ориентирующей внимание исследователя на выявление следующих ха­рактеристик поля:

  1. ^ Ресурсы поля. Часто это описание материальной среды, в ко­
    торой разворачивается взаимодействие. Это может быть анализ ин­
    терьера офиса и его расположения в здании, городе. В исследова­
    нии поведения потребителей это анализ предложения товаров на
    рынке и форм организации торговли ими. К этой же категории от­
    носятся доходы, накопленное имущество, социальный и культур­
    ный капитал. Значительная часть материала о ресурсах поля соби­
    рается с помощью разных типов наблюдения.

  2. ^ Культурная программа поля. На уровне общества это культу­
    ра, на уровне социальной группы — субкультура, на уровне первич­
    ных групп — культурные программы микроуровня (принимаемые и
    реализуемые в практиках ценности, нормы). Анализ культурных
    программ позволяет понять смыслы, вкладываемые изучаемыми
    людьми в свою деятельность. Наиболее эффективным инструмен­
    том сбора информации о программах являются интервью.

  3. ^ Язык социокультурного поля — это набор правил интерпре­
    тации используемых в поле знаков и символов, норм их сочетае­
    мости друг с другом и с ситуациями внешней среды («уместные» и
    «неуместные» слова, варианты одежды, жесты и т. д.). В качестве
    знаков выступают все материальные объекты, действия людей, ко­
    торым окружающие придают смысл и используют для интерпрета­
    ции. Есть не только вербальный язык, но и язык жестов, одежды,
    мебели, косметики, автомобилей, демонстраций и т. д.

  4. ^ Граница поля и режим ее поддержания. Граница — одна
    из ключевых характеристик поля. Важно обнаружить, где она про­
    ходит, с помощью каких средств поддерживается. Здесь проис­
    ходит разграничение центростремительных тенденций внутри поля
    и центробежных — между полями. На границе наблюдается преры­
    вистость социального взаимодействия:

а) процессы обмена ресурсами либо замедляются, ослабева­
ют, либо исчезают совсем. Уровень жизни одной страны слабо
влияет на уровень жизни ее соседей. Богатство одной семьи
замыкается в основном в ее границах;

б) прекращает свое действие программа поля. Ценности и
нормы теряют свою направляющую функцию. Нередко цен-

33

ности превращаются на границе в антиценности. Жесткие нормы становятся смешными причудами (например, нормы мусульманского права в христианской среде);

в) язык теряет способность служить средством коммуника­ции. На границе возникает зона непонимания или ограничен­ного понимания. Здесь происходит смена языка или его диа­лектов, жаргонов. Язык же оказывает мощное влияние на структурирование социального взаимодействия: чем сильнее языковый барьер, тем больше шансов, что взаимодействие сведется к примитивным формам, поддерживаемым языком жестов.

Как функционирует граница, можно понять, используя весь арсенал ка­чественных методов. Исследователь ставит вопросы, касающиеся ее режи­ма: где и как прерывается обмен ресурсами; по каким принципам констру­ируется граница; где «мы» превращаются в «они»; в чем отличие культурной программы данного поля от соседних; как различается категориальный ап­парат соседних полей. Во многих исследованиях важен анализ «пропуск­ного режима» границы: сколько людей пропускается через границу в поле; каковы их характеристики; сколько людей блокируется на границе; каковы их свойства; каковы критерии пропуска через границу поля.

Главный вопрос исследования — что представляет собой социокуль­турное поле и как оно воспроизводится через взаимодействие людей.

Каждый индивид включен одновременно в целый ряд социокультурных полей. Они накладываются друг на друга в самых замысловатых формах: страна, регион, город, предприятие, социально-возрастная группа, компа­ния друзей, семья, а также временные поля-ситуации: вечеринка, футболь­ный матч, поездка в метро и т. д. Через наблюдение и интервью мы выясня­ем иерархию расположения полей: какое из них является для данного индивида здесь и сейчас ключевым, а какое остается на периферии.

^ Социокультурное поле: опыт самоанализа

Честные лекари прошлого нередко пробовали лекарство на себе, прежде чем лечить им своих пациентов. Исследователю во многих ситуациях также полезно примеривать свой инструментарий на себя.

Работая над этой книгой, пытаюсь взглянуть на свою жизнь последних месяцев через призму категории социокультурного поля. Если попробо­вать объяснять мое поведение, опираясь на знание моей личности и набор нескольких изолированных внешних факторов, то можно поставить не­утешительный диагноз: раздвоение или даже утроение личности. А если взглянуть на эту жизнь как на передвижение из поля в поле?

Май - июнь. Я являюсь профессором факультета социологии Санкт-Петербургского университета. Это основная структура, определяющая мое пространство возможностей в данный момент. Я читаю лекции, прово­жу консультации, участвую в защите курсовых работ, веду по электронке

34

переписку с аспирантами, которые параллельно учатся и в западных уни­верситетах. Еду домой по улицам Питера. Провожу интервью. Сижу в кофейне. Общаюсь с друзьями — в основном работниками вузов и акаде­мических учреждений. Говорю на наши общие темы, на общем жаргоне нашей среды. Меня с утра тяготит груз еще не выполненных обязательств, связанных с учебной нагрузкой и научными проектами. Завтракаю и ужи­наю на кухне городской квартиры под включенный телевизор, засоряю­щий мои мозги информацией о телодвижениях президента и вымученных романах в шоу «Дом-2». Убегая от рекламы, попадаю на американский боевик, где кто-то кого-то догоняет и выпускает в него сотни пуль, а они с него — как утренняя роса с сорняка. Культурное потребление постоянно прерывается телефонными звонками: ищут студенты, ищет начальство, нетактично спрашивают о результатах еще не сделанной мною работы. На автостоянке напоминают о необходимости внесения очередного платежа. Иду в спортзал — это «качалка», заполняемая мощными мужиками, как будто только что вернувшимися со съемок «Бандитского Петербурга». В университете начинается мой мастер-класс для молодых социологов из разных городов России, потом короткий курс лекций. Иду в книжный магазин, ухожу с облегченным кошельком, сетуя на цены.

Июль. Самолет приземлился в ФРГ. Живу в семье немецких друзей, которые знают по-русски только несколько слов. Утро начинается с не­мецких газет, которые приносят в дом еще до того, как я проснусь. Иногда встречаю новости 6 стране по имени «Россия». Обычно от них портится настроение, и для поддержания душевного равновесия лучше читать о Германии. Мы вместе с друзьями готовим пищу, косим газоны, стрижем кусты в саду, пьем белое рейнское вино и говорим о немецкой жизни, как она видится с колокольни благополучных представителей среднего класса. Каждый день неспешно еду на трамвае в университетскую библиотеку. Читаю книги, отбираю из электронной базы журнальные статьи. Правлю свою статью, переведенную на немецкий язык для публикации в местном сборнике. Идем в гости к знакомому художнику. Встречаем новых людей из мира искусства. Вино, беседы о жизни, без всяких упоминаний России и Питера. Смотрю новые книги с иллюстрациями хозяина. По вечерам иног­да захожу в греческое кафе, где радушная хозяйка потчует меня немецки­ми колбасками и местным пивом. Голова болит о том, что не успеваю найти нужные книги, статьи, встретиться с местными знакомыми. Беседую с при­ятелем, учителем гимназии, о немецкой школе. Перед сном читаю книгу «Russen Disco» о жизни русских иммигрантов в Берлине.

Август. Маленький городок на побережье Азовского моря. Утро начи­нается с мыслей: то ли стойки ворот забетонировать, то ли пробежать кросс по берегу моря? Выбираю кросс. Обрезаю в старом саду ветки. Общаюсь с соседкой, балакающей на кубанском диалекте. Обсуждаем покраску ворот. Иду к нотариусу, сижу в длинной очереди, все заканчивается безрезультат­ным разговором. Мысли крутятся вокруг бюрократических процедур офор-

35

мления домовладения. Сижу с приятелем детства. Ему делать нечего, рабо­ты нет, денег тоже. Его мысли быстро соскальзывают к гениальной идее: мы идем к нашей соседке, которую я знаю с рождения. Та по случаю встречи предлагает мне стакан самогона, я отказываюсь, ссылаясь на машину. Това­рищ охотно приходит на помощь. Общаюсь с близким мне мужиком, кото­рый перебивается случайными заработками. В этот день он заработал 15 рублей, купил хлеба и спичек. С гордостью говорит, что уже два месяца не покупал самогон (если, конечно, не считать дни рождения товарищей по бригаде). Брожу по рынку в поисках проводов. Общаюсь с электриками и сантехниками. Сижу в саду под ореховым деревом, выкроив пару часов для работы над этой книгой. Другая соседка рассказывает про свою работу на консервном заводе, куда она, выпускница техникума, из-за отсутствия рабо­чих мест пошла разнорабочей. Читаю местную газету объявления: «продам дом», «женщина ищет порядочного мужчину». После полуночи в соседские ворота стучится милиция: квартирант, опечаленный тем, что работодатель не платит ему за проведенные штукатурные работы, бьет того по лицу, уверяя милиционера, что бил по «морде», и клянется, что к сломанным ребрам не имеет никакого отношения. Еще одна соседка со слезами на глазах рассказывает про мужа: умер в больнице, где его за большие деньги лечили «от сердца», не заметив, что он умирает от воспаления легких.

Что общего между этими тремя эскизами жизни одного человека за три месяца? Ничего. Это разные социальные миры. И я, входя в каждый из них, радикально меняюсь. В каждом из этих близких мне миров я проживаю разные жизни, которые связаны между собой тонкой нитью моего социологического интереса к окружающему миру: и на питерс­ких студентов, и на немецких друзей, и на приятелей своего детства я смотрю глазами социолога, страдающего от профессионального крети­низма (неспособности забыть свою профессию в любой ситуации). У всех этих полей есть лишь один общий ресурс — мой портативный ком­пьютер. Объяснить мои поведенческие акты в каждом из этих социо­культурных полей (миров), опираясь на знание меня или отдельные фак­ты внешней реальности, нельзя. Каждый эскиз — это самостоятельное социокультурное поле со своими ресурсами, особыми культурными про­граммами, языками. Элемент, вырванный из его общего контекста, те­ряет смысл. Переходя из поля в поле, я как бы переключаю программу телевидения: вот «Время», а вот «Окна», а это триллер, а здесь боксер­ский бой. Я наблюдаю и то, и другое. Но я смотрю миры, логика каждо­го из которых не имеет никакого отношения к логике другого мира. Их объединяет лишь ящик телевизора. И я как зритель в каждом случае разный, т. к. включаю разные программы своего любопытного мозга. Следовательно, путь к пониманию поведения человека лежит через ана­лиз структуры социокультурного поля, в котором он находится в дан­ный момент. А исходная точка исследования — анализ поля как целос­тной социокультурной системы. При этом само исследование — это тоже ситуация, обладающая признаками социокультурного поля.

36

^ Феномен дискурсивного поля

По словам М. Фуко (1996: 30-31), «можно быть автором чего-то большего, нежели книга, — автором теории, традиции, дисциплины, внутри которых, в свою очередь, могут разместиться другие книги и другие авторы. Я бы сказал, одним словом, что такой автор находится в «транс-дискурсивной» позиции». В качестве примеров «основателей дискурсивности» М. Фуко приводит К. Маркса и 3. Фрейда. Таких авто­ров обычно называют классиками, подразумевая под ними основополож­ников определенной традиции, парадигмы.

«Особенность этих авторов состоит в том, что они являются ав­торами не только своих произведений, своих книг. Они создали нечто большее: возможность и правило образования других текстов». Клас­сики создали методологические образцы, следуя которым многие другие авторы выходят на самые разные предметы, проблемы.

Классики не просто закладывают традицию, они создают определен­ное интеллектуальное поле, принципы действия которого схожи с прин­ципами социального поля: там есть свои ресурсы, своя культурная про­грамма, своя социокоммуникативная система. В рамках такого поля возникает активное не только интеллектуальное, но часто и социальное взаимодействие как в пространстве (между современниками), так и во времени (с предшественниками и последователями). В то же время дис­курсивные поля разделяются границами, на которых взаимодействие су­щественно ослабевает либо прекращается. Дискурсивное поле — это смесь интеллектуального и социального полей, здесь словесное взаимо­действие трансформируется в определенный тип социальной практики.

Категория дискурсивного поля может быть полезным методологичес­ким инструментом проведения исследования. Проводя наблюдение, ин­тервьюирование, мы входим в те или иные дискурсивные поля.

Например, социологии формируют свое поле, говоря на темы, стран­ные для рабочих-строителей или физиков, используя еще более странный язык для обозначения даже совершенно обычных явлений. Каждая про­фессиональная общность — это дискурсивное поле. Внутри нее нередко возникают свои поля последователей той или иной традиции. Каждая цер­ковь — это тоже дискурсивное поле, как и субкультурные группы потре­бителей (любители горных лыж, боевых единоборств, дачники, почитатели астрологии, любители женских романов или джипов). Таким же полем яв­ляются члены и сторонники каждой политической партии: у них есть свои отцы-основатели, свои ресурсы, свои любимые проблемы и чудодействен­ные способы их решения.

Понять, что здесь делает индивид, нельзя вне контекста логики такого поля. Анализируя его, можно использовать набор ключевых характерис­тик. Каждая из них фокусирует внимание исследователя на тех или иных вопросах, явлениях.

37

38

1. Общность категориального аппарата, т. е. языка. Иначе гово­ря, в рамках данного поля участники интеллектуального общения говорят на одном научном или философском языке, основу кото­рого составляет набор общих ключевых понятий, трактуемых бо­лее или менее единообразно. Читатели и писатели, находящиеся в одном поле, понимают друг друга, способны спорить по существу. Любители футбола, политики или кулинарного искусства имеют свои «словарики». И уже по отдельным используемым словам по­рою можно определить, к какому дискурсивному полю принадле­жит данный человек.

  1. На границах дискурсивного поля происходит смена ключевых
    категорий или, по крайней мере, — вкладываемого в них смысла.
    Это ведет к тому, что граница поля — это зона ограниченного пони­
    мания или полного непонимания. Читатель, взявший книгу из друго­
    го дискурсивного поля, часто не в состоянии уловить ее смысл. Пред­
    ставители разных партий нередко не в состоянии слушать друг друга,
    т. к. пользуются разным категориальным аппаратом. Блатное дис­
    курсивное поле сознательно закрывается от прочей публики, обща­
    ясь «на фене», непонятной посторонним «фраерам».

  2. В пределах одного поля работы разных авторов питают друг
    друга, вырастая одна из другой, как ветви дерева, стволом которо­
    го выступают труды классика или классиков. Идеи одного автора
    развиваются, уточняются, переносятся другими на новое предмет­
    ное поле. В результате совокупность нередко очень большого чис­
    ла авторов превращается в единый интеллектуальный поток. С фор­
    мальной точки зрения, единство дискурсивного поля проявляется
    в системе перекрестных ссылок: авторы, принадлежащие к одной
    традиции или школе, ссылаются друг на друга, заимствуя цитаты,
    пересказывая мысли, используя аргументы и факты. В рамках каж­
    дого поля существует набор регулярно цитируемых авторов, авто­
    ритетов. Его ядро — классик или классики (без кавычек и с ка­
    вычками), затем — наиболее крупные продолжатели, часто
    обозначившие новые направления исследований, новые предмет­
    ные области, затем — прочие авторы, упоминаемые изредка в пре­
    делах узких и очень узких предметных областей, отдельных тем. У
    футбольных фанатов — свои классики и авторитеты, как и у сто­
    ронников каждой политической партии.

  3. Границу дискурсивных полей можно сравнить с водоразделом
    рек. Поля могут быть рядом во времени и социальном пространстве,
    но их содержание никак или почти никак не переливается друг в
    друга. На формальном уровне это проявляется в отсутствии взаим­
    ных ссылок между авторами, принадлежащими к разным полям.
    Часто создается впечатление, что они друг для друга не существуют.
    Такая слепота лишь иногда представляет собой инструмент борьбы

амбиций: если я конкурента не цитирую, то он и не существует. Чаще всего дискурсивная слепота — это результат столь глубоких рас­хождений, что из другого поля даже при желании просто нечего взять. Идеи оттуда отвергаются по причине несовместимости (так владелец мотоцикла отказывается от колеса от «Мерседеса» не потому, что оно плохое, а потому, что его нельзя использовать). При наличии враждебных или конкурентных отношений между полями авторы из чужого поля упоминаются, цитируются как отправная точка для раз­громной критики. Поскольку содержание полей часто плохо совме­стимо, то и критика в большинстве случаев напоминает бой с тенью: вместо реального оппонента в тексте предстает его тень в виде выр­ванной из контекста цитаты, утрированного тезиса и т. д.

Яркий пример такой практики - «критика буржуазных фальсификато­ров» в советском обществоведении. При наличии тенденции к идейному плюрализму, теоретической терпимости встречаются перекрестные ссыл­ки, которые только подчеркивают прочность границы полей. Обычная форма таких ссылок — указание перечня наиболее именитых авторов из чужого поля, которые работали по данной тематике.

5. Дискурсивное поле носит силовой характер, т.е. обладает при­
нудительной силой по отношению к попавшим в него авторам и уче­
никам. Чтобы быть понятым, надо говорить на принятом здесь язы­
ке, придерживаться принятой проблематики, ценностных ориентации.
В противном случае велик риск непонимания, отторжения, изоляции
и выталкивания в другое поле.

Например, в марксистском поле попытки говорить на языке фрейдизма вызовут недоумение, чреватое исключением из этого поля. Нелепо будет выглядеть художник-реалист, использующий приемы абстрактного искусства.

6. Дискурсивные поля имеют тенденцию институционализировать­
ся. Слабая форма институционализации — неформальные тусовки,
на которых члены одного поля встречаются для обсуждения стоящих
перед ними проблем, чествования достижений и т.д. Сильная форма
институционализации - создание научных, печатных, учебных орга­
нов, ассоциаций, союзов, которые действуют в пределах одного дис­
курсивного поля. В зрелой форме дискурсивное поле представляет
собой разновидность социального поля. Примером такого социаль­
ного поля может быть политическая партия, церковь, негосударствен­
ные научные и учебные заведения, а в тоталитарном обществе — вся
научная и образовательная системы.

^ Иерархия дискурсивного поля

Дискурсивное поле неоднородно и по своему составу, и по интенсив­ности воздействия на попавших в него людей. Исследователь, идущий в

39

чужое поле (как правило, он идет именно в чужое, иначе — зачем он нужен?) не может не учитывать и наличия такой иерархии, и места инфор­манта или объекта наблюдения в ней. Место человека в иерархии поля показывает, в какой мере его идентичность связана с ним, насколько сильно давление поля на его поведение.

В центре поля автор традиции («основоположник»), В христианстве — это Христос, в исламе — Мухаммед, в марксизме — Маркс и Энгельс. Есть свои основатели у многих видов спорта, у оздоровительных систем, у художественных направлений, некоторых стилей жизни. При этом «ос­новоположник» может быть жив или уйти в историю. Он «вечно жив», пока есть люди, чтящие его традицию. Живой «основоположник» несет на себе бремя идентичности: Я — это мое дискурсивное поле (вспомним классическое «государство — это я!»). Представляя себя внешнему миру, он не может играть, отступая от своей высокой роли. Изучение того или иного дискурсивного поля предполагает, что исследователь должен быть знаком с основными идеями «основоположника». Чаще всего ос­новоположники доступны через письменные тексты.

Вслед за ним идут «апостолы» — люди, наделенные в своем дискур­сивном поле правом интерпретации наследия основоположника приме­нительно к конкретным местам и временам. Они могут конкурировать, обвиняя друг друга в отступлении от «классических основ», в «преда­тельстве». Если «основоположник» оторван от времени исследования, то знание идей «апостолов» гораздо важнее, чем «классики». Сталкиваясь с ними, исследователь видит людей, отождествляющих себя со своим полем и не способных при посторонних людях вырваться за пределы роли. Поле буквально диктует им свою логику. Если брать поля с долгой тради­цией, то к «апостолам» тоже можно пробиться лишь через письменные тексты. Однако есть немало полей, которые возникают буквально на на­ших глазах, и их «апостолы», а порою и «основоположники» живут в нашем мире, а потому в принципе доступны для встреч, интервью. Про­биться к ним — дело техники.

Следующий уровень — «проповедники». Их жизнь наполнена идея­ми, нормами и ценностями дискурсивного поля. Она хорошо знают идеи и «основоположника», и «апостолов», стараются строить свою жизнь с их учетом, словом и делом вербуют новых последователей. Сами они ничего не меняют в устоях поля, но показывают его образцы в действии. Для людей этого уровня принадлежность к данному полю определяет их образ жизни. Так, для настоящего священника христианство — это не просто вера, а образ жизни. То же можно сказать о «проповедниках» — членах таких дискурсивных полей, как йога, карате, сыроедение и т. п. Они находятся в зоне очень сильного давления поля: на них смотрят и рядовые его члены, и посторонние наблюдатели. Нередко это жизнь, как в аквариуме: все на виду. Встречаясь с исследователем, «проповедник» стремится вести себя и говорить так, «как надо».

«Активисты» — те, кто достаточно глубоко включен в жизнь своего


literatura-akademicheskij-vestnik-2.html
literatura-aleksandr-romanovich-luriya.html
literatura-aleksandrova-2001-semantics-old-words-lexical-semantic-variants-archaism.html
literatura-alfutov-n-a-osnovi-raschyota-na-ustojchivost-uprugih-sistem-m-mashinostroenie-1991.html
literatura-an-autobiographical-dilts-r-d46-strategii-geniev-t-zigmund-frejd-leonardo-da-vinchi-nikola-tesla.html
literatura-anatolij-timofeevich-fomenko-gleb-vladimirovich-nosovskij.html
  • lecture.bystrickaya.ru/644-elektronno-mikroskopicheskoe-viyavlenie-i-identifikaciya-nanochastic-v-kletkah-tkanyah-i-organah-zhivotnih-i-rastitelnih-organizmov.html
  • college.bystrickaya.ru/22literatura-o-vampirah-kogda-poyavilas-pervaya-kniga.html
  • holiday.bystrickaya.ru/ob-utverzhdenii-rajonnoj-programmi-voenno-patrioticheskoe-i-grazhdanskoe-vospitanie-detej-i-molodezhi-municipalnogo-rajona-mechetlinskij-rajon-respubliki-bashkortostan-na-2011-2015-godi.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-17-ltr-soderzhashie-retroelementi-ltr-retrotranspozoni-i-endogennie-retrovirusi.html
  • exam.bystrickaya.ru/vzglyad-moskva-26012009-ssha-hotyat-otmenit-popravki-dzheksona-venika-dlya-kazahstana.html
  • occupation.bystrickaya.ru/modeli-nasleduemosti-levorukosti-po-dannim-raznih-federalnaya-programma-knigoizdaniya-rossii-recenzenti-kand.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-podgotovke-k-seminarskim-zanyatiyam-dlya-studentov-vechernej-formi-obucheniya-ekonomicheskih-specialnostej.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/pravila-nauchnosti-chtobi-rebenok-usvaival-realnie-znaniya-pravilno-otrazhayushie-dejstvitelnost-obespechit-rebenku-neiskazhennoe-pervonachalnoe-vospriyatie-predmetov-yavlenij-vizvat-k-nim-interes.html
  • predmet.bystrickaya.ru/samarin-ivan-vasilevich.html
  • college.bystrickaya.ru/133-matematicheskie-modeli-izmeneniya-vo-federalnaya-programma-knigoizdaniya-rossii-recenzenti-doktor-tehnicheskih.html
  • testyi.bystrickaya.ru/410-prinyatie-resheniya-o-provedenii-sleduyushih-etapov-zaprosa-predlozhenij-ili-opredelenie-pobeditelya.html
  • control.bystrickaya.ru/doktrina-urbanizacionnoj-bezopasnosti-rossijskoj-federacii.html
  • writing.bystrickaya.ru/kompyuter-instrukciya-po-primeneniyu.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya-po-predmetu-osnovi-bezopasnosti-zhiznedeyatelnosti-dlya-5-9-klassov.html
  • studies.bystrickaya.ru/issledovanie-potrebitelskogo-sprosa-2.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskoe-posobie-moskva-2009-2010gg-i-organizacionno-metodicheskij-razdel-cel-uchebnogo-kursa.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/prikaz-glavnogo-gosudarstvennogo-inspektora-respubliki-belarus-po-pozharnomu-nadzoru-stranica-2.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/somatopsihicheskie-sootnosheniya-i-vnutrennyaya-kartina-bolezni-u-bolnih-idiopaticheskim-ankiloziruyushim-spondiloartritom-14-00-39-revmatologiya.html
  • tests.bystrickaya.ru/koncepciya-blizitsya-srok-zamorazhivaniya-ghfu-v-2013-godu-sodejstvie-blagopriyatnim-dlya-klimata-i-ozonovogo-sloya-tehnologiyam.html
  • essay.bystrickaya.ru/copredelenie-cennosti-produktov-lesa-i-uslug-obespechivaemih-ekosistemami.html
  • learn.bystrickaya.ru/esli-0-u-03-svyaz-slabaya-metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-kursovoj-raboti-dlya-studentov-ekonomicheskih-specialnostej.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-specialnost-190701-organizaciya-perevozok-i-upravlenie-na-transporte-vodnom-novosibirsk-2009-stranica-7.html
  • lesson.bystrickaya.ru/sravnitelnij-analiz-amerikanskoj-i-yaponskoj-modeli-menedzhmenta.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/sushnost-upravleniya-chelovecheskimi-resursami.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/novosti-dnya-xx-stranica-17.html
  • knigi.bystrickaya.ru/shpargalka-po-fizike.html
  • college.bystrickaya.ru/1-hh-asirdi-zhartisindai-resej-kmetn-otarshildi-sayasatina-bajlanisti-azastanni-ekonomikali-zhadajini-zgeru.html
  • tests.bystrickaya.ru/la-shorohova-pyatigorsk-internet-i-psihologiya-kniga-soderzhit-materiali-dokladov-i-vistuplenij-uchastnikov.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/majya.html
  • pisat.bystrickaya.ru/turkmenistan-nezavisimoe-nejtralnoe-dinamichno-razvivayusheesya-gosudarstvo-v-centralnoaziatskom-regione-imeyushee-vigodnoe-geograficheskoe-polozhenie-obladayu.html
  • essay.bystrickaya.ru/dokladi-i-soobsheniya-na-uchreditelnoj-konferencii-mezhdunarodnoj-associacii-sodejstviya-pravosudiyu-sankt-peterburg-5-6-oktyabrya-2005-g.html
  • tests.bystrickaya.ru/koncepciya-obespecheniya-bezopasnosti-informacii-v-avtomatizirovannoj-sisteme-organizacii.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/noosfera.html
  • school.bystrickaya.ru/ekspertnaya-ocenka-biznes-proektov.html
  • assessments.bystrickaya.ru/doklad-o-deyatelnosti-upolnomochennogo-po-pravam-cheloveka-stranica-13.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.