.RU

Konferencijų apžvalgos / konferencje


V MOKSLINIO GYVENIMO KRONIKA / KRONIKA BADAŃ NAUKOWYCH


KONFERENCIJŲ APŽVALGOS / KONFERENCJE

Спор о «потерянной» парадигме

(обзор конференции-коллоквиума

«Un paradigme perdu: la linguistique marriste en URSS»,

Кре-Берар, 1–3 июля 2004 г.)


«В старом учении существовали законы фонетики (законы звуковых явлений), но не было законов семантики – законов возникновения того или иного смысла, законов осмысления речи и затем частей ее, в том числе и слов».

«Гораздо более опасные, просто-таки роковые последствия общего значения имеем для самой науки об языке от подхода к звуковой речи, хотя бы и живой, через письменное ее облачение, ибо таким подходом предопределяется количественно материал».

«грешили в выборе объекта наблюдения, сосредоточивая его главным образом, если не исключительно, на культурных языках, преимущественно письменных, или изолированно на одних так называемых языках бесписьменных, без увязки с культурными, древнеписьменно- и исторически-культурными, и в связи с этим не учитывали громадного значения социологического подхода к явлениям человеческой речи, при котором элемент физико-биологический отходит также на более чем второй план, как элемент психофизического восприятия речи».

«Врагом естественной жизни языков является письменная литература. Литература письменная уничтожает народное творчество в языке. Она сглаживает, примиряет все диалектические расхождения живых наречий, говоров и подговоров. Она вовлекает в этот разрушительный процесс не только свои наречия, но и языки родственные и их наречия, приобщая их к искусственному литературному языку и пуская его формы в обращение среди них, как всем доступные ходячие монеты».

«Язык (звуковой) стал ныне уже сдавать свои функции новейшим изобретениям, побеждающим безоговорочно пространство, а мышление идет в гору от неиспользованных его накоплений в прошлом и новых стяжаний и имеет сместить и заменить полностью язык. Будущий язык – мышление, растущее в свободной от природной материи технике. Перед ним не устоять никакому языку, даже звуковому, все-таки связанному с нормами природы».

« значение, как выяснилось, определяется функцией».

«Техника звуковой речи начинается с синтаксиса, главнейшей вообще части всякой звуковой речи. Синтаксис отличается именно тем, что в нем идеология и техника неделимы, еще нерасчлененно слиты, диффузны, не дифференцированы».

«Звуковая речь начинается не только не с звуков, но и не со слов, частей речи, а с предложения, мысли активной и затем пассивной, т. е. начинается с синтаксиса, строя, из которого постепенно выделяются части предложения, определявшиеся по месту их нахождения в речи».

Все приведенные выше цитаты принадлежат перу одного и того же человека. Он не был ни когнитивистом, ни генеративистом, ни функционалистом и жил не в конце ХХ века, когда семантизм и динамизм стали нормой в языкознании, а гораздо раньше. Имя его до сих пор многие произносят с улыбкой или недоумением. Самое главное и часто единственное, что о нем знают, это то, что из-за него Сталин вынужден был стать «большим ученым, в языкознании познавшим толк». Это Николай Яковлевич Марр.

Личность Марра, равно как и его творческое наследие, в истории советского и постсоветского языкознания уже неоднократно вызывали самые противоположные оценки. Имя Николая Марра с поразительной регулярностью «восстает из пепла» забвения, особенно в периоды теоретического брожения и пересмотра парадигм. Это-то как раз неудивительно, поскольку период «нормальной науки» – это в принципе период догматический, а неоднозначные, безапелляционные, крайне резкие, аподиктические и, чаще всего, совершенно неаргументированные высказывания автора «нового учения» при всем их нарочитом догматизме раздражают мозг мыслящего ученого, ломают его закостеневшие стереотипы, «пролазят во все щели» традиционных теоретических конструкций и изнутри разрушают их веками создававшуюся стройность. В чем же дело?

Я оставляю этот вопрос без ответа, тем более что ответ этот может быть только субъективным, поскольку зависит от мировоззренческих взглядов и методологических пристрастий отвечающего. Каждый ищет в наследии прошлого то, что соответствует его научной позиции и познавательному темпераменту (как выразился бы Вильям Джемс). Н. Я. Марр интересует одних исключительно как предмет чисто исторического, «объективного» интереса. Другие относятся к его концепции с явным пристрастием, поскольку подсознательно чувствуют близость многих высказанных им тезисов и предположений их собственных взглядов. Третьи – не менее пристрастны, поскольку подчас интуитивно чувствуют угрозу своим построениям со стороны марровских конструкций. Многолетнее осмеяние отдельных положений лингвофилософии Марра оказалось бесплодным, поскольку критикам так ничего и не удалось доказать. По разным причинам. Одним – потому что критиковали философские концепции с научной точки зрения (что изначально обречено на провал). Другие – потому что критиковали положения, опирающиеся на одну методологию, находясь на совершенно иных методологических позициях (такого рода спор напоминает разговор слепого с глухонемым). Третьи же – поскольку вообще слабо понимали, с чем спорят и что критикуют, ими руководила не жажда знания, а идеологические причины.

В любом случае способ лингвофилософского мышления, предложенный Н. Я. Марром, а подчас и чисто лингвистические положения и формулы и поныне вызывают живой отклик у современных лингвистов и методологов.

1–3 июля 2004 года в медитативном центре Кре-Берар близ Лозанны прошла научно-философская конференция «Потерянная парадигма: марристская лингвистика в СССР», организованная профессором Лозаннского университета, глубоким знатоком советского языкознания Патриком Серио.

За три дня конференции выступило более 20 докладчиков. Среди участников конференции были лингвисты из Швейцарии, России, Франции, Великобритании, Грузии, Польши, Швеции, Финляндии и Азербайджана. Назову несколько знакомых читателю имен. Это языковеды-теоретики Тамаз Гамкрелидзе (Тбилиси) и Татьяна Николаева (Москва), славист Александр Дуличенко (Тарту), востоковед и историк языкознания Владимир Алпатов (Москва) и языковед-романист Михаил Зеликов (Санкт-Петербург).

Мнения, естественно, разделились. Собравшиеся были единодушны, пожалуй, лишь в одном: концепция Николая Яковлевича Марра не может оставить мыслящего филолога равнодушным и ее следует изучать глубоко и тщательно. А вот оценки степени полезности взглядов «великого шамана» от языкознания для современной науки и лингвофилософии были подчас противоположными. В коротком обзоре сложно показать все многообразие поднимавшихся проблем. Скажу лишь несколько слов по поводу наиболее запомнившихся докладов. Неинтересных докладов не было, в чем несомненная заслуга организаторов конференции. Но все же одним из наиболее интересных был доклад академика Гамкрелидзе, который напомнил собравшимся о своей концепции параллелизма генной структуры человеческого организма и глубинной структуры человеческого речемышления. По мнению Т. В. Гамкрелидзе, Н. Я. Марр подсознательно выразил эту базовую связь в своей концепции первоэлементов (4 трехчленных элемента – сал, йон, бер, рош или по другой версии A, B, C, D – по труднообъяснимым причинам оказываются в определенном смысле сходными с генетическим кодированием аминокислот при помощи 4 нуклеотидов – аденина, гуанина, цитозина и тимина или, как их еще называют, четырех букв генетического кода – A, G, C, T, организующихся в триплетные кодоны). Сам Марр так и не объяснил, почему первоэлементов, лежащих в основании человеческой звуковой речи, именно четыре и почему они состоят именно из трех линейных компонентов. Понятно, что сходство здесь далеко не буквальное, поскольку единицы плеолингвистического кодирования у Марра сами представляют из себя триплексы (состоят из трех последовательных компонентов), а не складываются в 64 триплекса, как буквы генетического кода. Тем не менее, важна сама идея. Поиск 4 первоэлементов и трехчленная линейная организация нередко встречаются в различных научных, философских и оккультных типологиях. По моему мнению, Марр мог отразить в своей концепции наверняка известные ему астрологические концепции, содержащие число элементов 4х3 (Зодиак, год, платоновское времяисчисление), хотя не исключаю и более глубинное происхождение идеи (акад. Гамкрелидзе в качестве одного из примеров философских аналогий с генетическим кодом привел даосистскую систему И-Цзин, где триграммы из четырех базовых символов складываются в 64 гексаграммы).

Но «генетическая метафора» – не единственный интересный момент в выступлении академика Гамкрелидзе. Им была предложена весьма интересная концепция парадигм в истории лингвистики, завершающаяся предложением новой историко-типологической парадигмы, которая должна соединить в себе системность, историзм и динамизм предыдущих методологических концепций.

Не мог не привлечь внимания и доклад Владимира Михайловича Алпатова, известного своим критическим отношением к марризму. Доклад открывал конференцию, что отразилось и на его историко-лингвистической направленности, уклоне в биографизм и на самом названии – «Что может дать наследие Марра?» Профессор Алпатов совершенно точно отметил, что «из всего, что предлагал Н. Я. Марр в своих исследованиях, речь может идти лишь о двух полярных уровнях: уровне введения в науку конкретных фактов и уровне выдвижения гипотез и догадок о самых общих проблемах. Какой-либо «середины», то есть обобщения фактов или построения и обоснования теории, у него не было, он просто не умел этого делать». От себя добавлю, что и не хотел. С чем нельзя не согласиться, так это с тем, что Марр действительно не был «середнячком». Факты, «вбрасываемые» им в науку и подчас совершенно невероятные и фантастические гипотезы до сих пор еще до конца не освоены. Я думаю, прав был тот, кто впервые использовал для определения марровского метода определение «шаманизм». Николай Яковлевич и впрямь крепко шаманил в философии языка (со всем уважением к шаманам). Его стихия – не лингвистика как наука (или, тем более, как позитивная наука), а философия языка. Судьба же распорядилась так, что он сделал карьеру в науке. Но это проблема науки, а не лингвофилософской концепции Марра, которая может и, возможно, будет служить источником еще не одной собственно научной семиотической теории. Профессор Алпатов, при всем его неприятии марризма, тем не менее, отметил прозорливость основателя яфетидологии и важность многих его догадок для современной науки: «Возможно, не так абсурдна идея о грядущей «революции» в языке, который «перерастает звуковую форму»: он мог здесь предсказать «визуальную революцию» в передаче информации в ХХ веке». Последняя мысль была развита и в моем докладе. Марровская идея о будущем слиянии всех языков очень часто интерпретировалась примитивно: как появление одного наднационального «всеобщего» языка (этакого естественно возникшего эсперанто), который вытеснит все остальные или же объединит все остальные. Но вспомним об иной его концепции глоттогонии: все что имеет начало – имеет конец. Если звуковой язык возник на аналитическом этапе развития человеческого семиозиса, оттеснив на задний план его предшествующую (но далеко не первую!) форму – «ручной язык», то на определенном этапе (а именно синтетизации мыследеятельности) этот способ коммуникации должен отступить на задний план, уступив мультмедиальной технической коммуникации. Эта последняя вовсе не должна быть культурно-национальной по идеологической форме. Она является плодом глобализации в рамках технической цивилизации, а значит, теоретически может быть интернациональной. Я не говорю здесь о том, хорошо это или плохо. Я лишь обращаю внимание на факт предвидения такого развития событий Марром. Абсолютно точен вывод, к какому приходит профессор Алпатов: «Идеи Марра о происхождении языка, об этапе «кинетической речи» и др. не доказаны, но и не опровергнуты, а современные исследователи этих проблем, не зная работ Марра, заново приходят к сходным выводам».

Историко-лингвистический и даже до некоторой степени социально-исторический характер имел доклад профессора Камаля Абдулаева из Бакинского университета «Н. Я. Марр и Азербайджан». Азербайджанский лингвист напомнил присутствующим некоторые факты из жизни Марра, связанные с его пребыванием в Баку, а также обратил внимание на специфику восприятия идей Марра в послереволюционном Азербайджане.

Несколько в ином ключе, чем два предыдущих, был выдержан доклад профессора Тартуского университета Александра Дмитриевича Дуличенко «Н. Я. Марр: в поисках смысла языка». В самом начале выступления профессор Дуличенко отметил, что «читать и перечитывать Марра нужно, поскольку из-за разгромной критики 50-х гг. его «нового учения о языке» немало рационального, содержащегося в его сочинениях, было предано забвению». Наиважнейшим моментом концепции Марра, который может быть востребован нашими современниками, был ее семантический, смысловой характер. Добавлю от себя, что в этом вопросе Марра можно рассматривать в одном ряду с такими противниками лингвистического позитивизма, как А. Потебня, И. Бодуэн де Куртенэ, Г. Шухардт, Э. Кассирер, К. Фосслер и ряд других (тем более, что внимательный читатель может без особого труда найти в работах Марра целые абзацы, которые с равным успехом могли бы оказаться отрывками работ названных ученых). Не менее важными моментами марровской лингвофилософии профессор Дуличенко считает ее динамический и ценностный характер (что сравнительно недавно стало составной лингвистических концепций). Замечу, что понятие «valeur», введенное в лингвистику Соссюром, прижилось в российской лингвистике как «ценность» или «значимость» не в последнюю очередь из-за активного использования этих терминов выходцами из школы Марра (например, Мещаниновым и Кацнельсоном). А. Дуличенко совершенно прав, что Марр, скорее всего, независимо от Соссюра «ввел понятие языковой стоимости (или ценности) как один из видов стоимости социальной: сюда он включал значения слов и «смысл морфологических явлений». Более того, Марр и традиционно формальные элементы семиозиса (фонетику) также рассматривал с точки зрения значимости (вспомним аналогичные идеи Соссюра о психическом характере обеих сторон знака).

Критическую ветвь собравшихся на конференцию в Кре-Берар представил также доклад академика Татьяны Михайловны Николаевой «Первоэлементы у марристов и проблема «дополнительности» лингвистической парадигмы», в котором марризм был показан в свете трехпарадигмальной концепции как промежуточное звено между индуктивно-уровневой и дедуктивно-дискурсивной лингвистиками.

Большинство докладов, прозвучавших на конференции, было посвящено проблеме философских и теоретических истоков или параллелизмов, наблюдающихся между концепцией «нового учения о языке» и современными ей (а то и нынешними) лингвистическими теориями.

Именно к такого рода аналитическим работам можно отнести доклад организатора конференции профессора Патрика Серио «Стадиальная эволюция и гибридизация: невозможное соотношение?» Профессор Серио подчеркнул ошибочность распространенного мнения, что взгляды Марра были совершенно изолированными и экстравагантными. На переломе веков существовало несколько концепций (и не только лингвистических) отстававших стадиальный характер развития общества и культуры, а также концепций т.н. «скрещивания» (от И. Шмидта, Г. Шухардта и И. А. Бодуэна де Куртенэ до представителей пражского функционализма). В докладе была проанализирована специфика соединения этих двух идей в одной марровской глоттогонии в сопоставлении с другими концепциями, прежде всего концепции сочетания языковой конвергенции и дивергенции Н. С. Трубецкого. От себя добавлю, что понимание специфики мысли Марра возможно только с учетом его принципиального методологического дуализма. Стадиальность Марр приписывал языку как антропологической социально-культурной деятельности (т. е. как производственной или деятельностной функции), в то время как скрещение («гибридизация») – это формальное явление, касающееся материально-фонетической и отчасти грамматической сторон отдельных языков: «у каждого племени, какое бы оно ни было скрещенное и сложное по речи, свой особый язык; общи у различных племен на этой стадии доисторического развития человечества лишь типология и семантика речи, т. е. построение речи и в ней осмысление немногих находившихся в распоряжении племен слов, но сами звуковые комплексы, самый звуковой язык у различных племен изначально различный»1.

Моник Слодзян из Парижа в докладе «Актуальность Марра: новые утописты семантического WEBа» провела очень интересные и далеко идущие параллели между взглядами Марра, Кассирера и Лейбница, а также нашла много общего в позиции и конкретных положениях лингвофилософии Марра и в концепциях Огдена, Ричардса и Анны Вежбицкой.

В свою очередь профессор Крейг Брандист из Шеффилда отметил близость марровских изысканий к гумбольдтианцам-психологистам, развивавшим теорию Völkerpsychologie.

Тему межконцептуальных связей продолжил в своем докладе «Палеонтология языка до и после Марра» Сергей Чугунников из Стокгольма, протянувший историко-лингвистическую нить от лингвистов ХIХ века М. Мюллера, К. Абеля, А. Потебни и других к Марру, а от него – к русским формалистам и тартуской культурно-семиотической школе. Сопоставительный анализ двух лингвистических «марксизмов» 20-х гг. провел выступивший с докладом «К идее классового характера языка: Марр и Волошинов» финский лингвист Мика Ляхтенмяки из Ювяскулы. Проблема «классовости» языка – это один из основных камней преткновения марровского «нового учения», до сих пор вызывающий насмешки у неглубоко мыслящих и малочитающих лингвистов. М. Ляхнетмяки совершенно точно подметил, что само понятие «классовости» (точнее было бы сказать использовавшийся Марром и Волошиновым термин «классовость») имен у них совершенно иное содержание и объем. Приведу в качестве иллюстрации высказывание Марра по этому поводу: «Но, конечно, я не имею в виду такого, как сейчас, определения класса, когда говорю «класс» Я ищу термин, и никто не может мне его указать. Когда есть организация коллективная, основанная не на крови, то здесь я употреблял термин «класс», вот в чем дело. Здесь коллектив образовался в процессе производства, но не потому, что была родственная связь. Коллектив собирается, увеличивается, и это независимо от натуральной эндогамии родового строя. Здесь чисто экономические основания, и язык нам сигнализирует. Как быть? Я для краткости хотел назвать социально-экономической или производственной группировкой. Но это чрезвычайно трудно. Если образуется прилагательное, то ведь действительно трудно получается. Я брал термин «класс» и употреблял в ином значении, отчего его не употреблять? Таково действительное положение, а не желание противопоставить мои «классы» классам в их марксистски установленном понимании»2.

Сходства и различия марристской «идеологической семантики» (прежде всего в версии В. И. Абаева) и теории семантического поля Й. Трира проследила в своем докладе бывшая москвичка, а ныне доктор Лозаннского университета Екатерина Вельмезова. Идеологическая семантика марристов – это был первый серьезный научный шаг к исследованию картины мира (как языковой, так и когнитивной). В этом вопросе марристы предвосхитили современные семантические исследования.

Сопоставительно-конфронтативный характер имел также доклад хозяйки конференции (ее секретаря) Елены Симонато-Кокошкиной, сопоставившей две попытки составления алфавитов «Марр и Яковлев: абхазский алфавит». Доклад в очередной раз продемонстрировал слабую практическую ориентацию марровских интересов. Он не был практиком. Не был и теоретиком. Он был философом и генератором идей.

Общеметодологический и отчасти сопоставительный характер имело также выступление автора этих строк «Онто-гносеологические воззрения Н. Я. Марра в их соотношении с современной методологией функционального прагматизма», в котором взгляды Марра были рассмотрены не столько в ретроспективе (в частности на фоне платонизма и кантианства), сколько в проспекции (в сопоставлении со взглядами лингвистов функционального направления).

Ряд докладов был посвящен частным проблемам, связанным с некоторыми положениями марровского учения (например, доклад «Баскско-кавказская гипотеза в трудах Н. Я. Марра» профессора М. Зеликова, «Яфетический Кавказ, библейский генезис и глоттогония Марра» профессора Робера Триомфа из Страссбурга, «Синкретический мотив в грамматической теории Марра» доктора Екатерины Чоун из Шеффилда и др.), а также смежным с марризмом проблемам (например, доклад о судьбе и творчестве феноменолога К. Мегрелидзе, работавшего у Марра женевской исследовательницы Жанет Фридрих, доклад «Марризм и советская этнография в 1920-1930 годах» Фредерика Бертрана из Бордо, а также доклад лозаннского ученого Себастьяна Море о влиянии сталинской критики марризма на советское эсперантистское движение).

Многие гипотезы или просто маргинальные замечания Николая Яковлевича Марра до сих пор вызывают у лингвистов недоумение или удивление (у самых недалеких – даже возмущение или смех). Их действительно сложно согласовать с привычными стандартами традиционной исторической лингвистики, однако их автору не откажешь в смелости воображения и полете фантазии. А как когда-то сказал о воображении Иммануил Кант, «всегда легче бывает ограничить его смелость, чем помочь его вялости»3. В другой своей работе Кант высказал эту же мысль в более «научном» виде. Она, как нельзя лучше подходит в качестве эпиграфа к творчеству Н. Я. Марра: «Критика нашего разума в конечном счете показывает нам, что чистым и спекулятивным применением разума мы, собственно, ничего не можем познать; не должна ли она поэтому открыть более широкое поприще для гипотез, поскольку (если мы уж не можем ничего утверждать), нам позволительно по крайней мере что-то выдумывать и высказывать мнения»4.

Олег Лещак (Польша)


1 МАРР, Н. Я. Яфетидология. Жуковский; Москва, 2001, с. 183.

2 МАРР, сноска 1, с. 85.

3 КАНТ, И. Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей возникнуть в смысле науки. Москва, 1993, с. 102–103.

4 КАНТ, И. Критика чистого разума. In Сочинения в шести томах. Москва, 1964, т. 3, с. 637.

lvovsko-volinskij-kamennougolnij-bassejn.html
lvvelichkova-voronezhpsiholingvisticheskaya-osnova-issledovaniya-emocionalnosti-zvuchashej-rechi.html
lxiii-gercog-i-kamerdiner-olimpiya-klevskaya-dyuma.html
lyaet-vesti-podgotovku-kvalificirovannih-zhurnalistov-kotorie-stanut-vedushimi-v-redakciyah-centralnih-i-regionalnih-smi.html
lyagushkin-vot-tebe-boris-shokoladka-ne-perezhivaj-poyavitsya-moiseev-odno-leto-iz-zhizni-stepana-trofimovicha.html
lyantorneft.html
  • notebook.bystrickaya.ru/instrukcii-po-zapolneniyu-form-uchastnikami-konkursa-otkritij-konkurs-na-pravo-zaklyucheniya-dogovora-na-vipolnenie.html
  • reading.bystrickaya.ru/literatura-uchebnik-dlya-studentov-estestvennonauchnih-fakultetov.html
  • znanie.bystrickaya.ru/9-razdel-cennie-bumagi-i-ih-klassifikaciya.html
  • institut.bystrickaya.ru/tradicii-i-innovacii-v-obrazovanii.html
  • report.bystrickaya.ru/izveshenie-ot-11-dekabrya-2008-g-5-municipalnogo-uchrezhdeniya-gorodskaya-biblioteka-o-provedenii-zaprosa-kotirovok-na-pravo-zaklyucheniya-municipalnogo-kontrakta-na-postavku-knizhnoj-produkcii.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-3-organizaciya-korrekcionno-vospitatelnoj-raboti-v-specializirovannom-doshkolnom-uchrezhdenii.html
  • lecture.bystrickaya.ru/42-akcizi-mesto-i-rol-v-nalogovoj-sisteme-konspekt-lekcij-dlya-studentov-vseh-form-obucheniya-specialnosti.html
  • exam.bystrickaya.ru/zhitie-protopopa-avvakuma-im-samim-napisannoe-kak-avtobiograficheskij-zhanr-chast-13.html
  • reading.bystrickaya.ru/kontrol-za-vipolneniem-trebovanij-rpasop-ga-91-vozlozhit-na-nachalnika-glavnoj-inspekcii-po-bezopasnosti-poletov-mga-nachalniku-cgzhi-mga-vozdushnij-transport-obespechit-izdanie-rpasop-ga-91-otdelnoj-knigoj.html
  • books.bystrickaya.ru/doklad-opublikovan-na-sajte-gimnazii-stranica-23.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/upravlenie-organizaciya-ucheta-i-kontrol-nalichnih-denezhnih-sredstv-i-ih-ekvivalentov.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/ritorika-edinorossov-ne-privedet-k-levomu-povorotu-ekonomisti-grizlov-b-v-monitoring-smi-4-dekabrya-2007-g.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-5-rabota-nalogovih-inspekcij-po-vziskaniyu-nalogovih-i-nenalogovih-platezhej-cel-i-zadachi-kursa-ego-mesto-v-uchebnom-processe.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pravitelstvo-habarovskogo-kraya-postanovlenie-ot-16-aprelya-2010-g-n-104-pr-ob-osnovnih-napravleniyah-modernizacii-sistemi-obrazovaniya-v-habarovskom-krae-na-2011-2013-godi.html
  • lesson.bystrickaya.ru/nemetallicheskie-materiali-chast-17.html
  • uchit.bystrickaya.ru/temi-referatov-i-trebovaniya-k-ih-oformleniyu.html
  • nauka.bystrickaya.ru/vnklyushnikov-ob-optimizacii-pravovogo-obespecheniya-bezopasnosti-dorozhnogo-dvizheniya-v-rossijskoj-federacii.html
  • studies.bystrickaya.ru/glava-16-naemnik-ego-velichestva.html
  • shkola.bystrickaya.ru/o-proishozhdenii-i-celi-cheloveka-o-haraktere-nashego-vremeni.html
  • education.bystrickaya.ru/2-osobennosti-gruppovogo-obsheniya-kurs-lekcij-moskva-institut-mezhdunarodnogo-prava-i-ekonomiki-imeni-a-s-griboedova.html
  • universitet.bystrickaya.ru/svodnie-dannie-mezhdunarodnih-meropriyatij-v-oblasti-obrazovaniya-nauki-i-innovacij-na-2009-g-stranica-8.html
  • thesis.bystrickaya.ru/proektnaya-deyatelnost-kak-tehnologiya-formirovaniya-informacionnoj-kulturi-uchashihsya-sorokina-galina-alekseevna.html
  • klass.bystrickaya.ru/aktivnoe-vospitanie-a-ne-cvetochek-i-dve-ruki-stranica-4.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/referat-po-istorii-reklama-koncerta-rok-gruppi.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razdel-21-finansovoe-obespechenie-programmi-o-gorodskoj-celevoj-srednesroch.html
  • shkola.bystrickaya.ru/pyatiletnij-plan-meropriyatij-po-nadzoru-na-obektah-g-kimri-i-kimrskogo-rajona-otdelom-gpn-po-g-kimri-i-kimrskomu-rajonu-stranica-6.html
  • institut.bystrickaya.ru/strategicheskie-celi-i-zadachi-programmi-osnovnie-napravleniya-i-prioriteti-programmi.html
  • school.bystrickaya.ru/istoricheskaya-obuslovlennost-sovremennih-tendencij-razvitiya-nogajskogo-etnosa-chast-12.html
  • education.bystrickaya.ru/3ekologizaciya-sovremennogo-ekonomicheskogo-razvitiya-speckurs-dlya-studentov-ekonomicheckih-specialnostej-rostov-na-donu.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-3-rol-metodologii-v-issledovanii-sistem-upravleniya-e-m-korotkov-issledovanie-sistem-upravleniya.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/v-upravlenie-federalnoj-sluzhbi-po-nadzoru-v-sfere-zdravoohraneniya-i-socialnogo-razvitiya-po-respublike-adigeya-zayavlenie.html
  • school.bystrickaya.ru/frontovoj-bombardirovshik-su-24.html
  • textbook.bystrickaya.ru/iz-knigi-marsij-ili-po-povodu-literaturi-1931.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/dogovor-zajma-i-kreditnij-dogovor.html
  • essay.bystrickaya.ru/chast-ii-yaziki-doklad-komiteta-ekspertov.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.